Амазонки

Большинство художников рисует фэнтезийных «женщин с мечом» абсолютно одинаково, изображая их мускулистыми, полуголыми и стоящими в самых откровенных позах. Впрочем, именно так большинство из нас и представляет себе амазонок. Мы все прекрасно знаем, кто они такие — но лишь в общих чертах и без подробностей. А между тем, в легендах об амазонках есть масса малоизвестных и увлекательных деталей.

Понятие «амазонка» теоретически могло образоваться от иранского «ha-mazan» (воины). Если в сходной по звучанию греческой фразе «a mazos» частицу «а» считать усилительной, то это словосочетание приблизительно переводилось бы как «полногрудая».

Весьма распространен слух, будто слово «амазонки» образовано от греческого «a mazos» с отрицательной частицей «а», то есть «без груди». Считается, что амазонки отрезали себе правую грудь, или даже выжигали ее, чтобы можно было стрелять из лука более свободно. На самом деле, это миф.
В античной живописи амазонки всегда изображались с парой грудей; иногда одна из них была закрыта одеждой.

Франц фон Штук. Раненная амазонка

Для древних греков амазонки были не менее реальны, чем любые другие обитатели «северных земель». Источники тех времен содержат немало сведений об амазонках — разумеется, большей частью вымышленных. В некоторых из них утверждается, что амазонки якобы жили на побережье Понта Эвксинского (Черного моря) в собственном государстве под управлением царицы Ипполиты. Последняя вошла в легенды благодаря Гераклу: именно у нее он должен был украсть волшебный пояс, совершая девятый подвиг.

Геродот в своей «Истории» сообщает, что столица амазонок называлась Фемискира, и стояла она на берегу реки Фермодон (юг Черного моря, современная Турция). Существует версия, согласно которой амазонки пришли в Грецию с Меотийского озера, то есть с Азовского моря. Оттуда они совершали военные походы по всей Малой Азии, добираясь даже до Сирии и Египта. Согласно легендам, амазонки основали такие города, как Эфес, Смирна (ныне — турецкий Измир), Синоп и Пафос.

В «Илиаде» Гомер называл амазонок «антианейрами» (те, кто сражаются, как мужчины). Геродот именовал их «андроктонами» (убийцами мужчин)

Все легенды сходятся во мнении, что общество амазонок было «ethnos gynaikokratoumenoil» — нацией, где властвуют женщины и где нет места мужчинам. Знаменитый греческий географ Страбон писал, что один раз в году амазонки предпринимали набег на кавказское племя гаргарейцев (предков ингушей и чеченцев) с очень специфической целью: зачать от них детей. Рожденных от такого «союза» мальчиков в лучшем случае возвращали отцам, в худшем — убивали. Девочек учили работать в поле, охотиться и воевать; таким образом появлялись на свет новые представители племени воинствующих женщин.
Исходя из всего вышесказанного, можно заключить, что светловолосые амазонки — выдумка художников. Учитывая способы продления их рода, древние воительницы в их классическом понимании должны были иметь типично восточную внешность.
Плакат 1914 года. Российская империя изображена в образе женщины-богатырки, попирающей змея с двумя головами, символизирующими Германию и Австро-Венгрию

Амазонки фигурируют во множестве откровенно «мужских» легенд. Согласно преданию, они успешно воевали с Фригией и Ливией, нападали и на Ликию, но были побеждены древнегреческим героем Беллерофонтом, укротителем легендарного Пегаса. В бой с амазонками молодого героя послал ликийский царь Иббат, втайне надеясь, что Беллерофонт погибнет. Однако замыслам вероломного правителя не суждено было сбыться.

Геракл и амазонки

Амазонки приняли также участие в троянской войне, причем на стороне Трои. Легенда рассказывает, как однажды на охоте Ипполита, правительница амазонок, была случайно убита своей сестрой, Пенфесилией. Терзаемая раскаянием, новая правительница решила расстаться с жизнью — так, как и подобает настоящей амазонке, то есть в бою. Организованная ею вылазка против греков вначале была успешна, но тут в бой вмешался Ахилл, который сбил Пенфесилию с коня и проткнул ее копьем.

Ахилл убивает Пенфесилию. Рисунок на вазе

Военная мощь государства амазонок была так велика, что они без труда осадили Афины и даже ворвались в сам город, когда правящий там Тесей похитил их царицу Антиопу (точнее говоря, она досталась ему в качестве трофея во время похода Геракла за поясом Ипполиты). Впрочем, Антиопа через какое-то время влюбилась в Тесея и совершенно не горела желанием возвращаться в родные пенаты. Во время боя Антиопа сражалась на стороне возлюбленного и была случайно убита соплеменницами, после чего противостояние амазонок и афинян сошло на нет.
Битва жителей Афин с амазонками породила отдельный жанр древнегреческого искусства — так называемую «амазономахию», то есть традицию изображения воинственных амазонок на поле боя (рисунки на терракоте, резьба по мрамору)

Скульптор Скопас, барельеф «Амазономахия»

В ранних образцах греческой живописи амазонки носили шлем и длинные туники, обнаруживая сходство с воинственной богиней Афиной. Позднее их одежды стали более утонченными и легкими, высоко подпоясанными (для облегчения бега) — то есть копирующими стиль богини охоты Артемиды. Греческое происхождение амазонок подтверждает и тот факт, что в бою они обычно использовали небольшой щит «пелта», имевший форму полумесяца.

Самые поздние изображения амазонок показывают их одетыми на персидский манер — в облегающие шаровары и высокий заостренный головной убор, «кидарис».
Главным оружием амазонок считался «сагарис» — скифское название топора с двойным лезвием, известного грекам как «пелектус» или «лабрис». Последний был распространен на острове Крит еще в бронзовом веке (3 тысячелетия до нашей эры), символизируя женское начало.
Помимо боевого топора, амазонки активно использовали луки со стрелами и небольшие копья — типичный «скифский набор». Они редко сражались пешими — ударную силу их армии составляла конница, что также не может не наводить на мысли о скифских племенах.
Учитывая предполагаемую «родину» амазонок — донские степи и побережье Азовского моря, азиатская теория их происхождения выглядит наиболее вероятной. Греки, расселявшиеся в Причерноморье, постоянно сталкивались с воинственными и полудикими кочевниками. Геродот прямо заявлял, что сарматы — это потомки амазонок и скифов. До недавнего времени этим все и ограничивалось: ученые считали амазонок художественным вымыслом, подчеркивающим необычность степных варваров в глазах греков.

На карте 1770 года «Амазония» помещена севернее земель сарматов

Однако в конце 20 — начале 21 веков ситуация изменилась. Сперва на севере Турции в провинции Самсун были найдены крупные женские захоронения, а затем и у нас, на Тамани, кубанские археологи откопали могилы целого племени. Там были погребены исключительно женщины. Невероятно, но факт — рядом с их телами лежало оружие: луки, колчаны и кинжалы, а в черепе у одной из усопших торчал наконечник стрелы.
Эти находки доказали, что в северном Причерноморье обитали если и не полностью женские племена, то, по крайней мере, сохранившие древние бытовые уклады, когда главную роль в обществе играла женщина. Впрочем, маловероятно, что эти «амазонки» образовывали те общины закрытого типа, о которых рассказывали греки.
Жестокость по отношению к мужчинам также наверняка была преувеличена — для людей с разным типом культур характерно создавать подобные легенды о земле, где жизнь коренным образом отличается от их собственной.
Как это ни странно, воинственные женщины пользовались большим спросом во все времена и на всех континентах. К примеру, царь Чандрагупта Маурья (322—328 годы до н. э.), впервые объединивший часть Индии в централизованное государство, имел очень необычную охрану — греческую женщину-великаншу.
В Европе женщины из кельтских и германских племен часто сражались бок о бок со своими мужьями. Римский историк Корнелий Тацит говорит о том, что в войске Будикеи, легендарной королевы племени иценов, поднявшей Британию на восстание против римлян в 60 году до нашей эры, было больше женщин, чем мужчин.

Статуя Будикеи около Вестминстерского аббатства, Лондон

В скандинавских странах существовал интересный обычай, согласно которому женщина, не обремененная семьей, могла взять в руки оружие и стать skjaldmo — «девой со щитом». «Сага о Херворе» рассказывает историю одной такой девушки, одевавшейся, как мужчина, и сражавшейся под мужским именем Хьервард.

Хервора, умирающая после битвы с гуннами. Рисунок Петера Арбо, 19 век

Датский историк Саксон Грамматик писал, что в битве при Бравеллире (около 750 года) между войсками шведского короля Сигурда Ринга и датского короля Харальда Гильдетанда на стороне последнего сражалось около 300 «дев со щитом». Саксон особо уточняет, что щиты их были небольшими, а мечи — длинными.

Бленда — героиня шведского фольклора, поднявшая женщин на защиту своих деревень. Рисунок 1830 года

В фэнтези-литературе 20 века амазонки постепенно становились все более симпатичными. Сегодня они обычно изображаются красивыми и сильными воительницами, живущими в изолированных сообществах. Амазонки нового времени бросают вызов мужчинам лишь для того, чтобы впоследствии стать их союзницами в некоем общем деле.

Хусепе Рибера. «Дуэль женщин»

В фэнтези-литературе 20 века амазонки постепенно становились все более симпатичными. Сегодня они обычно изображаются красивыми и сильными воительницами, живущими в изолированных сообществах. Амазонки нового времени бросают вызов мужчинам лишь для того, чтобы впоследствии стать их союзницами в некоем общем деле.

Процесс «смягчения» образа амазонок вполне логичен — ведь если взглянуть правде в глаза, злых, агрессивных и замкнутых в себе женщин создает не природа, а мы, мужчины. Никогда не следует забывать, что Правосудие — это женщина с мечом.

Комментарии закрыты.