Инопланетные святцы


Пампасы, саванны, степи, прерии — даже на Земле похожие природные области называют по-разному. Когда же начали создавать карты планет и спутников Солнечной системы, прежних географических терминов стало не хватать. На Венере появились венцы, на Меркурии лопастевидные уступы, на спутниках Юпитера и Сатурна — Ганимеде и Энцеладе — рытвины. Для каждого типа инопланетного рельефа есть свои правила наименования, за соблюдением которых следит Международный астрономический союз, ведающий всеми названиями вне Земли

Шекспир весьма иронично высказался об астрономах в пьесе «Бесплодные усилия любви», опубликованной в 1598 году: «Земные крестные светил небесных // Все звезды именами нарекают, // Хоть прибыли от их лучей чудесных // Они не больше прочих получают». Мог ли подумать английский драматург, что четыре века спустя эти «крестные» доберутся до его произведений и присвоят имена их персонажей кратерам на спутниках неведомой в шекспировские времена планеты Уран. Кстати, и о кратерах где-либо за пределами Земли тогда тоже ничего не знали. Современник Шекспира итальянский ученый Галилео Галилей открыл их лишь в 1609 году, наблюдая Луну в телескоп, правда, имен им он не присвоил.

Между тем названия на Луне появились еще до наблюдений Галилея. Примерно в 1600 году английский физик и придворный врач Уильям Гилберт впервые начертил лунную карту. Он наблюдал Луну невооруженным глазом, и по нынешним меркам его карта представляет собой грубую схему. Темные области именовались на ней континентами, а светлые — морями (сейчас называют наоборот). Среди тринадцати названий было Mare Medilunarium (Средилунное море), явно по аналогии со Средиземным морем на Земле. Однако названия Гилберта не получили распространения и сегодня забыты.

Старейшие системы наименований лунных объектов, от которых что-то дошло до наших дней, создали в середине XVII века фламандец Микаэль Флорент ван Лангрен, поляк Ян Гевелий и итальянец Джованни Баттиста Риччоли (Риччиоли). Лангрен, будучи придворным астрономом испанского короля, дал 325 названий, в основном в честь коронованных особ. Из них сохранилось лишь несколько, в том числе наименование крупного (диаметром 130 километров) кратера Лангрен, которым он увековечил самого себя. Ныне такое было бы невозможно, поскольку названия в честь людей теперь даются только посмертно. С карт Гевелия до наших дней дошли наименования горных хребтов, позаимствованные на Земле, поэтому на Луне есть Альпы, Кавказ, Алтай, Карпаты, Апеннины, Пиренеи.

Неприметный Галилей

Наиболее содержательной и продуманной оказалась система лунных топонимов, введенная в 1651 году Риччоли и в целом сохранившаяся до наших дней. Она включала наименования темных равнин — лунных морей, а также кратеров, названных в честь ученых, занимавшихся исследованиями Луны. Причем более крупные кратеры получили имена самых выдающихся личностей. Будучи католическим священником, Риччоли не мог открыто поддерживать сторонников гелиоцентрической системы мира Коперника. Поговаривали, что он выразил им свою симпатию тем способом, который ему был доступен: их имена исследователь присвоил кратерам, от которых по лунной поверхности расходятся лучи светлого материала. Такой рисунок, напоминающий Солнце, хорошо выделяет эти кратеры на фоне остальных. Крупнейший из них называется Коперник, среди других имен — Кеплер, Аристарх, Анаксагор.

Подобно Лангрену, Риччоли дал свое имя весьма крупному кратеру поперечником 140 километров. А вот имя Галилея, положившего начало телескопическим наблюдениям неба, но подвергнутого церковным гонениям за поддержку системы Коперника, оказалось присвоенным небольшому, непримечательному кратеру диаметром всего 15 километров, затерянному на краю видимого полушария Луны.

На рисунке Галилея 1609 года Луна была без названий, а новейшая карта Луны 2008 года «говорит» по-японски

Сотни лет астрономы дополняли лунные карты новыми топонимами, оставаясь в рамках системы, введенной Риччоли, но к началу XX века оказалось, что у некоторых селенографических объектов имеется по два, а то и по три имени. Наводить порядок в лунных названиях начала британская исследовательница Мэри Блэгг, которая в 1913 году опубликовала перечень деталей рельефа, имеющих более одного наименования. Вскоре после образования в 1919 году Международного астрономического союза (МАС) был сформирован комитет из экспертов разных стран для урегулирования лунной номенклатуры — перечня названий, включающего как имена собственные, так и родовые термины, обозначающие тип объекта — гора, долина, залив и др. В 1935 году МАС одобрил результат 15-летней работы — список из почти 600 названий деталей на видимой стороне Луны, получивших официальный международный статус.

В конце 1960-х годов по результатам съемок с советских и американских автоматических станций имена присваивались сотням дотоле неизвестных деталей рельефа на обратной, невидимой с Земли, стороне Луны. Чтобы отметить важную роль Галилея в развитии астрономии, было предложено перенести его имя на один из крупнейших кратеров близ южного полюса. Однако от этого пришлось отказаться, поскольку правила МАС во избежание путаницы запрещают перемещение названий с одних форм рельефа на другие. В самом крайнем случае, если выявится несоответствие с новыми, более подробными снимками, название можно лишь совсем удалить с карты. Так и осталось имя Галилея за неприметным кратером, куда его поместил иезуит Риччоли.

Дюны в лабиринте Ночи на Марсе. Лабиринты — это сложные системы каньонов. Названий с таким термином очень мало — шесть на Марсе и по одному — на Венере и на Титане. Фото слева: NASA/JPL/UNIVERSITY OF ARIZONA

Откуда берутся названия

После того как МАС в 1970 году утвердил список из почти 700 названий на обратной стороне Луны (на 100 больше, чем было на видимом с Земли полушарии), общее число внеземных наименований выросло более чем вдвое, приблизившись к полутора тысячам. Наряду с сотнями лунных топонимов были также закреплены и первые пять имен кратеров на Марсе. В течение следующего десятилетия число инопланетных названий вновь удвоилось — к 1980 году их стало 3200. Появились первые имена на картах Меркурия, Венеры и четырех больших спутников Юпитера. В честь первооткрывателя этих спутников крупный объект на одном из них, Ганимеде, был назван областью Галилея. Основной же вклад пришелся на Марс. По данным съемок с космических станций «Маринер» и «Викинг» были составлены подробные карты Марса, для которых потребовалось более тысячи названий. Кратерам Марса стали давать имена ученых, причастных к его исследованию, пусть иногда лишь косвенно. В результате только что созданная карта Красной планеты стала напоминать лунную — десятки наименований повторялись. И тогда МАС ввел запрет на использование одного и того же названия на разных планетных телах. К 1990 году на планетах и спутниках было почти 4500 наименований, а к 2000 году их стало около 6500. На одной только Венере благодаря радиолокационной съемке по явилось более 1500 новых имен. Стремительное увеличение числа инопланетных названий требовало неусыпного поддержания порядка. Поэтому еще в 1973 году МАС создал шесть небольших (по 5–6 экспертов) рабочих групп: по Луне, Меркурию, Венере (ее с 1994 года возглавляет автор данной статьи), Марсу, спутникам планет-гигантов, а также по астероидам и кометам. Председатели этих групп и еще несколько специалистов по названиям из разных стран образуют так называемую большую рабочую группу по наименованиям в планетной системе. Она окончательно рассматривает новые названия, предлагаемые малыми группами. Работа выполняется довольно оперативно при постоянном контакте по электронной почте. Две недели отводится на обсуждение в малой рабочей группе, затем еще две — в большой. Одобренные латинские названия считаются официально принятыми международными обозначениями и обнародуются в Интернете на сайте http://planetarynames.wr.usgs.gov. Здесь можно найти полную номенклатуру названий на планетах, спутниках и астероидах (Gazetteer of Planetary Nomenclature), карты размещения объектов, а также исчерпывающие сведения о происхождении каждого из нескольких тысяч имен. Есть на сайте и электронное заявление для подачи предложений по новым названиям.

Женщинами полная Венера

На сегодня за пределами Земли названия есть у 7300 деталей рельефа на 37 планетных телах. Из них больше четверти — 1970 наименований — приходится на Венеру. Лидирует она и по разнообразию имен — на ней встречаются персонажи из мифов почти 200 различных национальностей и этнических групп. Согласно астрономическим правилам, названия располагаются по планете вперемешку, без образования «нацрайонов».

Поскольку Венера — единственная из больших планет, названная женским именем, МАС решил, что на ее карте будут только женские имена. Возвышенности здесь называют именами богинь: плато Лакшми, горы Фрейи, гряды Денницы, низменности — в честь героинь мифов и сказок: равнина Снегурочки, каньон Бабы-яги, равнина Жибек.

Уникальные округлые образования, наиболее важные среди геологических структур Венеры, были названы венцами. Впервые их обнаружили при анализе снимков, сделанных спутниками «Венера-15» и «Венера-16» в 1984 году. Эти кольцевые возвышенности диаметром от 100 до 600 километров состоят из горных гряд, окружающих расположенное посередине межгорное плато. Вокруг многих венцов — застывшие потоки лавы в виде широких языков или обширных покровов с фестончатым краем. Лавы, поступившие из нескольких сотен венцов, сформировали обширные равнины, занимающие теперь около 80% поверхности Венеры. Для этих источников расплавленных горных пород были выбраны имена богинь, связанных с плодородием, землей, изобилием, рождением. Среди названий венцов — Анаит (армянская богиня плодородия), Рауни (финская богиня урожая), Шилонен (богиня кукурузы у ацтеков), Янбике (первая женщина, праматерь в башкирских мифах), Факахоту (полинезийская мать-земля), Асомама (богиня картофеля у перуанских индейцев кечуа).

Нашлось на карте Венеры место и для имен реальных женщин: в их честь названы кратеры — самый распространенный на планете тип образований. Крупным (диаметром более 20 километров) присваиваются фамилии известных личностей (посмертно), а малым — просто женские имена. Среди сотен таких имен по разным районам Венеры разбросан весь гарем из кинофильма «Белое солнце пустыни» — это небольшие кратеры Зарина, Джамиля, Гюзель, Саида, Хафиза, Зухра, Лейла, Зульфия и, конечно же, Гюльчатай. Не забыта и «разлюбезная Катерина Матвеевна» — кратер Катя здесь тоже есть. Некоторым именам посчастливилось закрепиться на карте даже в нескольких местах, но в разных вариантах. Близ северного полюса расположен кратер Татьяна, а в южном полушарии — кратер Таня. А имя Елена повторено в вариантах Лена, Эйлин, Эллен, и это не считая равнины Елены, названной в честь Елены Троянской. В общем, к Венере идеально подошли бы слова из песни Александра Городницкого: «И лежала перед ним большая, женщинами полная земля».

Интересно, что на «женской» планете косвенным образом отмечены и заслуги Галилея — один из крупнейших кратеров назван Мария-Челеста в честь его старшей дочери, проявлявшей большую заботу об отце. Нареченная при рождении Вирджинией, она, уйдя в монастырь, взяла себе двойное имя, вторая часть которого («Небесная») отражала ее любовь к отцу, занимавшемуся астрономическими исследованиями.

Данилова — кратер на Венере (диаметр 47 км). Его название связано с двумя русскими балеринами — Марией (1793–1810) и Александрой (1904– 1997) Даниловыми. Справа: А.Д. Данилова в балете «Ода» (1928)

Комментарии закрыты.