Загадка украинского трезубца

О человеке можно кое-что узнать по его прозвищу, а о государстве — по его гербу, флагу и гимну. Даже типовые для многих гербов геральдические изображения, например орлы, бывают разными и несут различную смысловую, а уж тем более эмоциональную и культурную нагрузку.

Например, грозные римские имперские орлы Наполеона, или же беспокойный двуглавый орел Священной Римской империи Габсбургов, одним глазом уставившийся на враждебный Париж, другим — на опасный и коварный Стамбул. Или же черный прусский орел — весь будто сделанный из вороненой стали, свирепый, как тевтонские рыцари. Или польский, нет, не орел, а орлица Пястов, с хвостом бантом, что напоминает нам истории о польских благородных дамах, успешно смешивавших в одном флаконе европейскую политику, придворные интриги и банальный адюльтер. Или же могучий орел Соединенных Штатов — американский, заморский, особенный, из Нового Света. Но только вот говорят злые языки, что не орел он вовсе даже, а американский гриф, или даже кондор, то есть просто что-то вроде очень большого стервятника.

Да мало ли что можно найти на гербах государств: и луну, и солнце, и звезды, и различных зверей, и даже автомат Калашникова. И все это туда помещают, как правило, с достаточно точно определенным смыслом.

Но есть на земном шаре одна таинственная страна, у которой гербом является, вообще-то говоря, неизвестно что. Эта загадочная во всех отношениях держава — наш ближайший южный сосед Украина.

С недавних пор ее гербом является таинственный знак Рюриковичей, взятый с печатей и монет князей Киевской Руси. Официально он считается трезубцем. Что при этом символизирует, не ясно. То ли такой выбор Украины гласит о том, что варяжская теория возникновения древнерусского государства является там теперь официальной, то ли он декларирует преемственность Украины от древнего скифо-греческого Боспорского царства (там использовали похожее на трезубец изображение царского скипетра), то ли просто означает триумвират Ющенко, Тимошенко и Януковича. Да уж, трезубец Нептуна или Посейдона, как же это романтично для страны, практически не имеющей своего флота!

Еще более романтичная версия гласит, что сие есть не трезубец, а птица, сокол или голубь, а может и ворон, который грозно, подобно Юнкерсу или Мессеру, пикирует из поднебесья прямо головой вниз. Но вот ни глазиков на этой птичке нет, ни хвостика не видно, и вообще она на птичку совсем не похожа. Разве что на особый вид крылатой ракеты. Нет, не подходит к знаку Рюриковичей сей романтический образ птицы, так решили сегодня в большинстве своем специалисты.

А вот известный отечественный нумизмат, генерал-лейтенант Иван Алексеевич Бартоломей в 1860 году предположил, что может быть знак Рюриковичей — это просто стилизованный корабельный якорь, тогда понятно, по крайней мере, что такой символ делает на княжеских гербах потомков Рюрика. Но ему сразу же компетентно возразили, что эта штуковина и на якорь тоже не очень похожа, имея в виду известные в то время византийские, венецианские или голландские образцы.

Так думали, думали много лет историки и ничего точно не решили.

Но вот пришло время, и неожиданно в конце 20 века сей знак был выбран в качестве герба огромной европейской страны — незалежной Украины. А что он точно означает, так до сих пор и не определили. И имеет Украина герб-загадку. Единственная страна в мире! Это, может быть, особо символично: мол, умом не поймешь не только Россию, а Украину уж тем более. Поэт сказал, Россия — сфинкс, а уж Украина в этом случае пусть будет как целых два сфинкса о трех головах!

Шутки, шутками, но, все-таки, очень интересно, почему на множестве княжеских печатей 11 века очень по-разному изображен этот таинственный знак. Где-то он похож на трезубец, где-то на двузубец, где-то у трезубца два крайние зубца раздваиваются, где-то, подобно лосиным рогам, ветвятся. В каких-то гербах в основании трезубца виден какой-то блок, или камень, а в иных — направленный вниз тупой треугольный шип, а на многих из них какое-то кольцо на среднем зубце и над ним — православный крест.

Как-то пришлось мне просматривать материалы по музеям Осло и некоторых провинциальных городов Норвегии и Швеции, где выставлены древние скандинавские морские суда и простые лодки. И вдруг, вот они, знаки Рюриковичей — балтийские якоря морских и речных судов 11 века!

Тут и железные якоря драккаров с двумя зубцами-лапами и перекладиной между ними, тут и якоря поменьше с раздваивающимися лапами, что-то вроде современных кошек, и деревянные с камнем в нижней части, иногда и с нижним шипом, и якоря, похожие на грубый рыболовный крючок, и даже со вставленными в них вместо лап целыми лосиными рогами. Одни, чтобы причаливать к низкому топкому берегу, другие, чтобы цепляться за скалы, третьи, чтобы застревали между камней, четвертые — хвататься за деревья и корни, пятые, с лосиными рогами, чтобы удерживаться, зацепившись за прибрежный кустарник или даже тростник. А вот и круглая петля видна на вершине средней части многих из них, куда собственно и продевался канат (цепи в то время на Балтике не использовали).

Вот такие именно разные изображения якоря, иногда в стилизованном или декоративном виде, а порой в довольно натуралистическом, отчетливо увидел я на печатях русских князей 11 века. Похоже, прав был генерал Бартоломей в своем 1860 году! К тому времени забыли просто, как выглядели якоря эпохи викингов. Отличались они от средиземноморских или англо-голландских образцов времен парусных и паровых фрегатов и первых броненосцев, как кнорр отличается от океанской яхты.

Так может быть все-таки якорь изображен на гербе Украины, а не трезубец? И не случайно тогда над большинством из этих знаков, там, где у якоря находится канатная петля, помещен крест. Ведь якорь — символ надежды, надежной гавани для человеческой души, обретающейся верой, символ спасения и от житейских бурь, и от темных стремнин греха.

Похоже, что дело обстоит именно так, но не исключаю, что мне возразят специалисты. Но, все же, для Украины хорошо бы иметь гербом именно надежный якорь, удерживающий ее у родных для ее народа просторов России, а не подозрительный трезубец Нептуна, тянущей ее в атлантические союзы, в пространства бороздимых флотами стран НАТО океанов, к неведомым бурям и ураганам. Ведь вместе же мы когда-то пели, что не нужен нам берег турецкий и Африка нам не нужна. Может, ну его, трезубец-то? Наш древний общий якорь — он будет надежнее!

Михаил Москвин-Тарханов

Комментарии закрыты.