Чёрная магия Древнего Вавилона

В 325 году до нашей эры жители Вавилона провозгласили своим царем вождя племени халдеев Набупаласара. В то время Вавилонское Царство переживало период упадка. Со всех сторон к нему подбирались соседи, чтобы отхватить лакомый кусок, а то и вообще завоевать Вавилов полностью.

Одним из самых коварных врагов считался жестокий, но умный царь Ассирии Кеснер. Справедливо решив, что Набупаласар способен в короткое время поднять Вавилон с копен и тогда к нему будет не подступиться, Кеснер провел срочную мобилизацию по всем своим владениям, которые в то время простирались от современной Турции на севере до современного Судака на юте, собрал огромную армию (по некоторым источникам, до 5 миллионов человек) и направил ее на Вавилон с намерением не просто разрушить город, но и полностью истребить его жителей.

Можно было бы предположить, что первым делом Набупаласар поспешит собирать воинов по всем уделам своей новой державы, укреплять стены города и вооружать его жителей. Однако вместе этого он приказал лучшим вавилонским скульптурам сделать маски Кеснера и двух его наиболее видных полководцев. Одновременно он тайно послал в горы своего брата, чтобы тот привез в Вавилон их мать.

Вскоре в ставку царя рабы внесли носилки, из которых вылезла маленькая горбатая старуха в лохмотьях, судорожно прижимающая к себе огромный глиняный сосуд, в котором что-то булькало.

После этого Набупаласар обратился к вавилонцам с просьбой выбрать сто молодых здоровых мужчин-добровольцев, предупредив, что кому-то из них придется принять мучительную смерть.

Эта сотня добровольцев была выстроена за городскими стенами посреди лагеря царской дружины, и маленькая горбатая старуха, все также не выпускающая из рук свой заветный сосуд, долго ходила вдоль строя, чтобы, в конце концов, молча указать на трех молодых людей. Им приказали выпить жидкость из сосуда, которая имела резкий неприятный запах и цвет крови. Остальным добровольцам разрешили вернуться в город.

На следующий день троих несчастных юношей привязали к столбам на помосте, сооруженном посреди лагеря халдеев. Одежды на них не было, поэтому любой мог увидеть, что их тела и плоть стали настолько прозрачными, что под кожей можно было отчетливо разглядеть внутренние органы.

Юноши-смертники прочно стояли на ногах, но не шевелились, взгляд их был отсутствующим. Вероятно, они пребывали в состоянии особого сна. На их лица надели маски Кеснера и его полководцев.

Старуха — мать Набупаласара — в черном ритуальном костюме халдейской богини смерти Аны медленно подошла к одному из них и воткнула острое длинное шило прямо в его сердце. Под прозрачной кожей многочисленным очевидцам колдовского действа было видно, как из разорванного сердца пропивается во внутренние полости кровь, после чего раненый быстро умер у всех на глазах.
Затем старуха подошла ко второму обреченному и вставила в прорези для глаз его маски две блестящие металлические трубки. Вскоре в руке у горбатой колдуньи все увидели пару кровоточащих вырванных глаз.

Наконец, она подошла к третьему юноше, на котором была надета маска Кеснера. Старуха достала из-под полы своего костюма короткий золотой кинжал и нарочито медленными движениями начала вырезать его сердце. Через несколько минут кровавая и все еще пульсирующая мышца была у нее в руках.

Старуха подняла сердце несчастного над головой и начала ходить с ним по помосту, произнося какие-то заклинания, делая при этом резкие взмахи руками на север, откуда на Вавилон надвигалась армия Кеснера. Постепенно ее движений становились все быстрее и, в конце концов, превратились в быстрый танец. Он кончился тем, что женщина упала на колени и так сжала кровоточащее сердце в своих руках, что оно брызнуло кровью на стоявших вокруг помоста воинов,
«Пес царицы Аны, забери себе презренного Кеснера», — воскликнула она. В этот момент, как утверждают очевидцы, на помост вскочила, неизвестно откуда возникшая, огромная черная собака. Она вырвала зубами сердце из рук старухи и кинулась прочь, И никто не посмел ее остановить».

Колдунья между тем негромко вскрикнула и рухнула на помост. Достаточно долго все окружающие стояли вокруг в полной тишине. По свидетельству хронописца над лагерем халдеев не было даже дуновений ветра и лошади не ржали и не фыркали в своих стойлах, так что было слышно лишь, как жужжат над ними мухи. Эту мертвую тишину прервал царь Набупаласар, который приказал своим воинам сжечь помост вместе с тремя мертвыми телами и своей матерью, которая тоже, вероятно, была мертва, хотя никто не решился взойти на помост, чтобы удостовериться в этом.

Через несколько дней лазутчики Набупаласара сообщили, что в армии Кеснера происходит что-то странное. Затем стало известно, что ассирийский царь внезапно умер от сердечного приступа прямо во время трапезы, а один из его лучших полководцев тут же внезапно ослеп!

Другой полководец предложил присутствовавшим на обеде скрыть смерть царя и продолжить поход на Вавилон, а командование армией доверить ему. Однако приближенные умершего при таинственных обстоятельствах Кеснера с этим не согласились и обвинили его в том, что это он отравил царя и подсыпал в пищу его полководцу какой-то дурман, от которого тот лишился зрения.

В результате скоротечной стычки второй видный ассирийский полководец был убит ударом клинка в сердце. После этого в разнородной армии ассирийцев началась междоусобная распря, и от похода на Вавилон пришлось отказаться.
Спустя несколько лет Набупаласар покорил Ассирию и восстановил могущественную Вавилонскую Империю, в состав которой входили почти все территории современного Ближнего Востока. Все это он считал исключительной заслугой своей матери, в честь которой построил в Вавилоне огромный храм, названый храмом Аны, которая из царицы смерти превратилась в халдейском Вавилоне в бога Неба.

Достаточно трудно судить, насколько Набупаласар действительно обязан своим возвышением и последующим возрождением Вавилона своей матери. Однако ясно, что это лишь один из многих примеров веры халдеев и вавилонян в силу магии.
Известно, что именно халдеи первыми стали широко применять прием, называемый в европейской черной магии «симптоматическая сурагация». Он основан на вере в то, что можно нанести вред здоровью своего врага путем манипуляций с изображающей его куклой или даже, как в выше описанном случае, живым человеком, предполагая, что благодаря каким-то магическим средствам, все те симптомы, который были сделаны с этой куклой, передадутся далекому и неуязвимому обычными методами врагу.

Такая практика достаточно долго существовала в Вавилоне, и даже после того, как он пал под ударами персов и персидский царь Кир под влиянием своего советника пророка Даниила запретил вавилонскую магическую практику, его преемники тайно держали при своих дворах магов. Однако они занимались не только наведением порчи на своих врагов, но и куда более гуманной традиционной вавилонской магической медициной.

Комментарии закрыты.