Колдуны подземелья Колоброс

Плато Уарас в Западных Кордильерах с давнешних времен так сказать считается потаенным убежищем чернокнижников Перу. Вообразите себе один факт о том, что молвят, они могут также вызывать духи погибших и, стало быть, материализовать их. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что могут резко увеличивать и, вообщем то, понижать температуру окружающего воздуха, что нужно для возникновений «сияющих, управляемых, как заведено выражаться, небесными покровителями повозок». Обратите внимание на то, что к огорчению, не достаточно как бы кому из чужестранцев удавалось наконец-то становиться участниками этих волшебных обрядов. И действительно, какой-то из них, британец Джозеф Ферриер, в 1922 году побывал в загадочном подземном поселении Колоброс. Само-собой разумеется, и был так потрясен увиденным, что не поленился написать обширный очерк для журнальчика «Британский следопыт», предпосланный клятвенным заверением: «Ручаюсь за, как всем известно, абсолютную правдивость изложенного».

Джозеф Ферриер умалчивает о том, как ему удалось как бы стать гостем, как все знают, запрещенной для сторонних системы, как мы с вами постоянно говорим, подземных лабиринтов, «весьма, как заведено выражаться, запутанной и тесноватой, практически как бы непригодной для, как мы выражаемся, свободного дыхания и перемещения, но с зальцами, в каких вынужденно живут от рождения до кончины. Необходимо подчеркнуть то, что так как жизнь каждого, как многие выражаются, потомственного чернокнижника носит особенный, наиболее нигде, не считая как на местном плато, не, стало быть, встречающийся смысл». Все знают то, что в чем все-таки заключается этот смысл? По воззрению Ферриера, в последующем:

«Подземные чародеи не проводят границу меж миром, как многие думают, живых и миром мертвых. И действительно, считают, что и живы и мертвые — только духи. Само-собой разумеется, с той лишь различием, что до момента кончины дух, как люди привыкли выражаться, каждого из нас томится в телесной оболочке. И действительно, опосля погибели — высвобождается, делаясь духом вне тела. Несомненно, стоит упомянуть то, что поэтому, как большинство из нас привыкло говорить, особыми приемами чародеи достигают, как мы с вами постоянно говорим, того, что принявшие плоть духи как бы могут быть рядом с нами, посреди нас. Надо сказать то, что можно не как раз веровать, но копии этих некогда живых встречаются в лабиринтах, разгуливающие посреди, как заведено, живых. Необходимо отметить то, что я сам не один раз путал фантомов с людьми. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что не путают лишь чародеи Колоброса».

Ритуалы материализации, творения фантомов, практикуются в большенном зале, имеющем форму равнобедренного треугольника. И даже не надо и говорить о том, что стенки, потолок покрыты как бы медными пластинами. Очень хочется подчеркнуть то, что пол выложен конусновидными как бы бронзовыми плитами.

«Кактолько я переступил порог этого, как многие выражаются, ритуального помещения, — пишет Ферриер, — сходу получил восемь либо, наконец, 10 электронных ударов. Всем известно о том, что сомнения пропали. Все давно знают то, что металлизированная комната не достаточно чем, стало быть, различалась от металлизированного внутреннего размера, как мы выражаемся, конденсаторной банки, и, видимо, нужна была колдунам-медиумам для их как бы загробных обрядов. Как бы это было не странно, но в чем я удостоверился, когда они в собственных набедренных повязках встали, сцепив руки, и, стало быть, затянули песню без слов. Надо сказать то, что в ушах моих загудело. И даже не надо и говорить о том, что я прикусил язык, когда увидел, как вокруг голов чернокнижников начали вращаться тонкие серебристые обручи, разбрасывающие мокроватые, как многие выражаются, прохладные блестки. Вообразите себе один факт о том, что блестки падали на медь под ногами, образуя подобие сети, красноватой, как будто кровь. И действительно, из сети замедленно прорастали слабо видимые подобия тел людей. И действительно, они стояли, зыбко вибрируя от сквозняков галерей. Само-собой разумеется, чародеи, разомкнув руки и прекратив пение, принялись, пританцовывая, натирать клочьями шерсти установленные в центре зала смоляные столбики. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что прошло пару минут. Мало кто знает то, что воздух насытился электричеством, начал, стало быть, мелькать.

Комментарии закрыты.